Решение Орджоникидзевского районного суда г Магнитогорска

Решение Орджоникидзевского районного суда г Магнитогорска

Сообщение avarkom1 » 15 фев 2017, 14:54

https://magord--chel.sudrf.ru/modules.p ... t_number=1

Дело № 2-5489/16
Р Е Ш Е Н И Е
Именем Российской Федерации
28 ноября 2016 года г. Магнитогорск
Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области в составе:
председательствующего: Кульпина Е.В.
при секретаре: Воробьеве Д.Ю.,
с участием прокурора Скляр Г.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Полушкиной Т. И. к Акционерному обществу «Салаватнефтехимремстрой», Обществу с ограниченной ответственностью «ОГМ», Обществу с ограниченной ответственностью «Акрил Салават», Открытому акционерному обществу «Производственное объединение Монтажник», о взыскании компенсации сверх возмещения вреда вследствие повреждения объекта незавершенного строительства, нарушения требований безопасности при строительстве, компенсации морального вреда,
У С Т А Н О В И Л:
С учетом уточненных исковых требований, Полушкина Т.И. обратилась в суд с исковым заявлением к Акционерному обществу «Салаватнефтехимремстрой» (далее - АО «СНХРС»), Обществу с ограниченной ответственностью «ОГМ» (далее ООО «ОГМ», Обществу с ограниченной ответственностью «Акрил Салават» (далее ООО «Акрил Салават»), Открытому акционерному обществу «Производственное объединение Монтажник» (далее ОАО «ПО Монтажник»), о взыскании компенсации сверх возмещения вреда вследствие повреждения объекта незавершенного строительства, нарушения требований безопасности при строительстве, компенсации морального вреда.
В обоснование заявленных требований указала, что с 05 августа 2015 года на строящемся объекте ОАО «Газпром Нефтехим Салават» - «Завод «ПО Маномер». Производство акриловой кислоты», по адресу: <адрес обезличен>, произошел несчастный случай, в результате которого погиб ее сын Полушкин А.Р., <дата обезличена> года рождения (свидетельство о рождении <номер обезличен>, свидетельство о смерти <номер обезличен> от 26.04.2015 года, Акт о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года). Согласно выписки из ЕГРП собственником нежилого здания, расположенного по адресу: <адрес обезличен>, где согласно Акта произошел несчастный случай с Полушкиным А.Р., является АО «СНХРС». Согласно договора строительства объектов общезаводского хозяйства производства «Акриловая кислота» № 9 от 24.09.2012 года Заказчиком строительства «Завод «ПО Маномер» на земельном участке <номер обезличен> выступает ОАО «Газпром Нефтехим Салават». По соглашению об изменении сторон обязательства № 1 от 01.09.2012 года обязательства, вытекающие из договора строительства объектов общезаводского хозяйства производства «Акриловая кислота» от 24.09.2012 года, как к Заказчику строительства перешли к ООО «Акрил Салават», ему же по договору купли-продажи принадлежат земельные участки <номер обезличен>. В силу указанных обстоятельств усматривается принадлежность объекта капитального строительства ООО «Акрил Салават». Объект - «Завод «ПО Маномер» в эксплуатацию не введен (выписка из ЕГРП от 03.06.2016 год). Несчастный случай произошел на строительной площадке, при строительстве завода «ПО Маномер», строительстве объектов общезаводского хозяйства производства «Акриловая кислота», трубопровода пожаротушения В21, который сам по себе, при его приемке, входит в сеть инженерно-технического обеспечения, является самостоятельным сооружением, а до приемки является объектом незавершенного строительства. Полагает, что с ООО «Акрил Салават» в ее пользу, подлежит взысканию компенсация сверх возмещения вреда, как матери потерпевшего Полушкина А.Р., согласно ст. 60 ГрК РФ. Согласно Акта о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года, для производства строительно-монтажных работ на территории объекта ОАО «Газпром Нефтехим Салават» «Производство акриловой кислоты» заключен договор подряда с АО «СНХРС» и в силу п. 12.9 подрядчик несет ответственность, как за своих сотрудников, так и иных привлеченных им лиц. В силу п. 13.2, 13.3. Договора АО «СНХРС» обеспечивает координацию субподрядчиков, отвечает за их действия. АО «СНХРС» заключило договор субподряда с ОАО ПО «Монтажник», а ОАО ПО «Монтажник» договор субподряда с ООО «ОГМ». В силу указанных договоров субподряда, каждый несет ответственность за привлеченных лиц. Заявления о добровольной выплате истице компенсации, направленные письмами от 09.06.2016 года и 24.05.2016 года в адрес ответчиков остались без удовлетворения. В результате преждевременной гибели сына ей пережиты, и переживаются в настоящее время значительные физические страдания, выразившиеся <данные изъяты>, а также нравственные страдания – скорбь, печаль и переживания по загубленной молодой жизни сына. Полагает, что причиненный ей моральный вред подлежит взысканию с ООО «ОГМ», как работодателя ее сына не обеспечившего безопасные условия труда, с ОАО «ПО Монтажник» и АО «СНХРС», так как на указанных подрядчиках в силу договоров лежит ответственность как за привлекаемых ими лиц, так и обязанность по обеспечению безопасности труда.
С учетом уточнений просила взыскать с ООО «Акрил Салават» в ее пользу в счет компенсации сверх возмещения вреда 1 000 000 рублей, взыскать солидарно с ООО «ОГМ», АО «СНХРС», ОАО ПО «Монтажник» в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей (1 том л.д. 4-7, 151-154; 2 том л.д. 3-7, 3 том л.д. 3-7).
Истец Полушкина Т.И. в судебное заседание не явилась, о дате, времени и месте судебного заседания извещалась надлежащим образом, ходатайствовала о рассмотрении дела в ее отсутствие с участием представителя (3 том л.д. 64). Ранее в судебном заседании уточненные исковые требования поддержала в полном объеме, просила их удовлетворить.
Представитель истца Полушкиной Т.И. – Андреев В.В., действующий на основании доверенности от 18.05.2016 года (1 том л.д. 28) в судебном заседании уточненные исковые требования поддержала в полном объеме по основаниям и доводам, изложенным в иске. Указал, что требование о привлечении солидарно с ООО «ОГМ» к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения морального вреда АО «СНХРС» и ОАО ПО «Монтажник» основано на заключенных между данными организациями договорах субподряда № 20-7-2014 от 20.11.2014 года и 30/08/13-06-07 от 30.08.2013 года. В силу данных договоров на указанных подрядчиках лежит ответственность как за привлеченных ими лиц, так и обязанность по обеспечению безопасности их труда. Полагает, что ответственность по выплате компенсации сверх возмещения вреда должна быть возложена на ООО «Акрил Салават» в силу ст. 60 ГрК РФ как на застройщика. При этом доводы ООО «Акрил Салават» о том, что смерть Полушкина А.Р. возникла не по вине ответчика, а по вине третьих лиц – ООО «ОГМ», которое и должно нести ответственность, не соответствуют действительности. Считает часть 3 ст. 60 ГрК РФ предусматривает освобождение застройщика от ответственности в случае, если застройщик докажет, что разрушение, повреждение, нарушение возникли вследствие умысла потерпевшего, действий третьих лиц или непреодолимой силы. При этом ни какой грубой неосторожности либо умышленных действий со стороны Полушкина А.Р. не установлено, а третьими лицами в данном случае являются лица, находящиеся на территории строительной площадки или строящегося объекта без каких-либо специальных полномочий, допусков или разрешений на производство работ, которые самовольно, без ведома застройщика осуществляют какую-либо деятельность, в результате которой наступаю тяжкие последствия. В данном случае ООО «ОГМ» к данной категории третьих лиц не относится.
В случае смерти лица компенсация начисляется членам семьи. Полагает, что возмещению подлежит взыскание в размере один миллион рублей, компенсация морального вреда оценивается в 500 тыс. рублей. Никакой компенсации морального вреда членам семьи Полушкина А.Р. не производилось, чеки по оплате ритуальных услуг не являются компенсацией морального вреда.
Представитель ответчика АО «СНХРС» - Галина А.Р., действующая на основании доверенности от 13.09.2016 года № 286 (3 том л.д. 65), в судебном заседании исковые требования Полушкиной Т.И. не признала в полном объеме. В представленном отзыве представитель ответчика указал, что исковые требования в части взыскания солидарно с АО «СНХРС» и ООО «ОРГ» ОАО ПО «Монтажник» компенсации морального вреда в размере 500 000 руб. не подлежит удовлетворению, поскольку обращаясь с исковыми требованиями, истица ссылается на Акт о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года при этом в указанном акте АО «СНХРС» не значится, как виновное лицо, причинившее вред погибшему. Кроме того, АО «СНХРС» не является собственником здания, сооружения, не владеет территорией, на которой произошел несчастный случай. 24.09.2012 года между ОАО «Газпром Нефтехим Салават» - Заказчиком и АО «СНХРС» - Подрядчиком был заключен договор на строительство объектов общезаводского хозяйства производства «Акриловая кислота» № 9. 30.10.2013 года был оформлен акт-допуск для производства работ по подготовке строительной площадки к производству строительно-монтажных работ и по строительству нового объекта по проекту «Производство акриловой кислоты завода «Мономер» ОАО «Газпром Нефтехим Салават». 01.11.2013 года площадка под строительство была передана АО «СНХРС». 11.12.2013 года между ОАО «Газпром Нефтехим Салават» и ООО «Акрил Салават» был заключен договор купли-продажи земельных участков, в том числе участка с № <номер обезличен>, на котором произошел несчастный случай. 01.07.2014 года произошла смена лиц в обязательстве по Договору № 9 от 24.09.2012 года, в результате чего заказчиком по данному договору в настоящее время является ООО «Акрил Салават». В целях выполнения строительно-монтажных работ АО «СНХРС» на основании п.3.16 Договора подряда была привлечена сторонняя подрядная организация ОАО «ПО Монтажник» - субподрядчик (договор субподряда № 20-7-2014 от 22.11.2014 года), был оформлен акт-допуск, в котором предусмотрены мероприятия, обеспечивающие безопасность производства работ. ОАО «ПО Монтажник» был заключен договор субподряда с ООО «ОГМ» (договор субподряда № 30/08/13-06-157 от 30.08.2013 год). В договорах субподряда, заключенных между сторонами есть условие о соблюдении субподрядчиком при выполнении работ требований закона и иных правовых актов, в том числе и техники безопасности. Указывает, что фактически строительно-монтажные работы, при выполнении которых произошел несчастный случай, производились ООО «ОГМ», соответственно, ответственность за произошедший несчастный случай лежит на данной организации, что подтверждается Актом о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года из которого, следует, что виновными лицами, допустившими нарушения требований охраны труда, явились только сотрудники ООО «ОГМ», в которой исполнял свои трудовые обязанности погибший. Полагает, что поскольку Полушкин А.Р. погиб при исполнении им трудовых обязанностей, обязанность по возмещению морального вреда должна быть возложена на работодателя потерпевшего – ООО «ОГМ», который не обеспечил безопасные условия труда своего работника при исполнении им трудовых обязанностей. Просит в удовлетворении исковых требований о взыскании с АО «СНХРС» компенсации морального вреда отказать в полном объеме (1 том л.д. 184-188).
Представитель ответчика ООО «ОГМ» - Астанина О.Н., действующая на основании доверенности от 21.09.2016 года в судебном заседании исковые требования не признала в полном объеме. В судебном заседании пояснила, что истцом заявлены требования о взыскании компенсации морального вреда по ст. 1079 ГК РФ, как за вред причиненный источником повышенной опасности, однако согласно п.23 ст. 2 Федерального закона № 384-ФЗ от 30.12.2009 года «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений», сооружение – это результат строительства, представляющий собой объемную, плоскостную или линейную строительную систему, имеющую наземную, надземную и (или) подземную части, состоящую из несущих, а в отдельных случаях и ограждающих строительных конструкций и предназначенную для выполнения производственных процессов различного вида, хранения продукции, временного пребывания людей, перемещения людей и грузов. К сооружениям относятся в том числе «законченные функциональные устройства для передачи энергии и информации, такие как линии электропередачи, теплоцентрали, трубопроводы различного назначения и т.д. (Общероссийский классификатор основных фондов ОК 013-94). Таким образом, сооружение должно представлять собой законченный строительством объект недвижимого имущества, а не заготовку. В Акте о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года имеется характеристика объекта, в результате взаимодействия с которым была причинена смерть Полушкину А.Р. Установлено, что это металлическая труба диаметром 426 мм, общей длинной 38 м и массой 4 тонны, состоящая из 4-х секций, установленная на 6 опорах из металлических конструкций на высоте 1,05 м, свободные концы трубы с обеих сторон по 1 м. То есть указанная труба не являлась сооружением, так как не имела подземной части и несущих конструкций, а являлась заготовкой для производственного процесса по монтажу трубопровода, что подтверждается, в том числе ППР и Технологической картой, схемами места происшествия и фото, являющимися приложениями к акту о несчастном случае. Сама по себе металлическая труба, установленная на опорах на высоте 1 м от уровня земли, сорвавшаяся с опор и причинившая смерть Полушкину А.Р., ни источником повышенной опасности, ни сооружением не является – на бухгалтерском балансе ООО «ОГМ», в основных фондах организации на счете 01 – не отражена, тем более как «Здание, сооружение», линейным объектом недвижимого имущества трубопровод стал бы только после того, как был бы уложен в траншею, был бы прочно связан с землей, то есть отвечал бы признакам линейного объекта недвижимости и был бы введен в эксплуатацию, при этом владельцем трубопровода являлся бы заказчик строительства. Полагает, что в данном случае источником повышенной опасности является сам производственный объект «Завод по производству акриловой кислоты» владельцем, которого является ООО «Акрил Салават». Указала, что изготавливаемый ООО «ОГМ» по договору субподряда трубопровод является частью общего проекта по изготовлению и монтажу инженерных систем теплоснабжения источника повышенной опасности - «Завод по производству акриловой кислоты». Полагает, что ответственность ответчиков по ст. 60 ГрК РФ за нарушения требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания, сооружения возникнуть в данном случае не может. Причиной смерти Полушкина А.Р. явилось, по сути, внезапное движение отдельно стоящей металлозаготовки для монтажных работ, при этом из Акта о несчастном случае не следует, что смерть наступила в момент выполнения монтажных работ, а не после их завершения. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года № 1, наличие факта родственных отношений само по себе не является достаточным основанием для компенсации морального вреда. При рассмотрении дел о компенсации морального вреда в связи со смертью потерпевшего иным лицам, в частности членам его семьи, иждивенцам необходимо учитывать обстоятельства, свидетельствующие о причинении именно этим лицам физических или нравственных страданий, что в том числе влияет и на размер компенсации этого вреда. Полагает, что истицей не доказан заявленный моральный вред в сумме 500 000 рублей. Из материалов дела следует, что истица Полушкина Т.И. и ее сын вместе не проживали, членом его семьи она не являлась, иждивенцем погибшего не была, доказательств, что они тесно общались также не представлено. Из представленной амбулаторной карта Полушкиной Т.И. следует, что только спустя 24 дня после несчастного случая с ее сыном она обратилась за медицинской помощью, ввиду <данные изъяты>, при этом, уже имея в анамнезе <данные изъяты>, потом обращалась в медицинское учреждение лишь в ноябре 2015 года по поводу <данные изъяты>, в документах указано, что это – хроническое течение болезни. Кроме того, считает необходимым учесть, что в суд с иском Полушкина Т.И. обратилась только спустя год после смерти сына. Указала, что ООО «ОГМ» в добровольном порядке перечислено семье погибшего работника компенсация за причиненный моральный вред в сумме 500 000 руб. (платежные поручения № 83 от 21.01.2016 года, № 200 от 04.03.2016 года). Также ООО «ОГМ» оплатило семье погибшего все расходы, связанные с погребением погибшего и проведением поминальных обедов, на общую сумму 151 527 руб. 60 коп. Полагает, что выплаченная ООО «ОГМ» в добровольном порядке сумма 651 527 руб. 60 коп, является разумной справедливой и достаточной для возмещения. Просит в удовлетворении исковых требований о взыскании с ООО «ОГМ» компенсации морального вреда отказать в полном объеме (1 том л.д. 189-192; 3 том л.д. 70-73).
Представитель ответчика ООО «Акрил Салават» - Халитова А.Ф. от 21.08.2016 года № 110-30 (1 том л.д. 182-183) в судебном заседании судебном заявленные исковые требования о взыскании с ООО «Акрил Салават» компенсации сверх возмещения вреда в размере 1 000 000 руб. не признала в полном объеме. В судебном заседании и представленном отзыве, указала, что ссылка истца на положения ст. 60 ГрК РФ несостоятельна, в материалы дела не представлены доказательства, что несчастный случай с Полушкиным А.Р. произошел в результате нарушения законодательства о градостроительной деятельности при строительстве Завода по производству акриловой краски. Пояснила, что 24.09.2012 года между ОАО «Газпром Нефтехим Салават» - Заказчиком и АО «СНХРС» - Подрядчиком был заключен договор на строительство объектов общезаводского хозяйства производства «Акриловая кислота» №9. 30.10.2013 года между сторонами договора подряда был оформлен акт-допуск для производства работ по подготовке строительной площадки к производству строительно-монтажных работ и по строительству нового объекта по проекту «Производство акриловой кислоты завода «Мономер» ОАО «Газпром Нефтехим Салават». Актом от 01.11.2013 года площадка под строительство была передана АО «СНХРС». Согласно п. 3.8 и Приложения № 15 к Договору Подрядчик принял на себя обязанность в процессе производства работ соблюдать правила техники безопасности, пожарной безопасности, санитарных норм на строительной площадке. Соглашением № 1 от 01.07.2014 года произведена смена лиц в обязательстве по Договору № 9 от 24.09.2012 года с ОАО «Газпром Нефтехим Салават» на ООО «Акрил Салават». На основании п.3.16 Договора подряда АО «СНХРС» для выполнения строительно-монтажных работ была привлечена сторонняя подрядная организация ОАО «ПО Монтажник» - субподрядчик (договор субподряда № 20-7-2014 от 22.11.2014 года), был оформлен акт-допуск, в котором предусмотрены мероприятия, обеспечивающие безопасность производства работ. ОАО «ПО Монтажник» был заключен договор субподряда с ООО «ОГМ» (договор субподряда № 30/08/13-06-157 от 30.08.2013 год). В договоре заключенном между ООО «Акрил Салават» и АО «СНХРС» стороны предусмотрели условие о соблюдении Подрядчиком и третьими лицами (субподрядчиками), привлеченными Подрядчиком при выполнении работ требований закона и иных правовых актов, в том числе и техники безопасности. Указывает, что несчастный случай произошел не в результате разрушения и повреждения здания, сооружения, а произошел на строительной площадке переданной ООО «Акрил Салават» по акту передачи АО «СНХРС», при этом по договору подряда ООО «Акрил Салават» не несет ответственность за любые убытки причиненные несчастными случаями по вине третьих лиц. Считает, что довод ООО «ОГМ», о том, что ООО «Акрил Салават», является владельцем источника повышенной опасности, в результате взаимодействия с которым была причинена смерть Полушкину А.Р. не состоятельным. Согласно Акта о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года смерть Полушкина А.Р. произошла в результате взаимодействия металлической трубы диаметром 426 мм, общей длинной 38 м и массой 4 тонны, состоящей из 4-х секций, установленной на 6 опорах из металлических конструкций на высоте 1,05 м, свободные концы трубы с обеих сторон по 1 м. В соответствии с п. 3.4 Договора Подрядчик за свой счет приобретает и использует материалы, оборудование, строительное оборудование для проведения строительных работ. Материалы – это любые материалы и конструкции, приобретенные или производимые Подрядчиком, которые необходимы для надлежащего и полного выполнения Подрядчиком работ по договору. Все материалы должны основываться на Проектной и Рабочей документации. В данном случае обязанность по закупке материалов и оборудования, лежала на подрядчике, работы по монтажу не завершены, результат работ не был передан Заказчику, следовательно ООО «Акрил Салават» не является владельцем источника повышенной опасности в результате взаимодействия с которым была причинена смерть Полушкину А.Р.. Полагает, что в данном случае, несчастный случай произошел в результате нарушения требований безопасности при монтаже трубопровода на открытой строительной площадке по вине работников организации, в которой потерпевший исполнял свои трудовые обязанности, что подтверждается Актом, из которого следует, что причиной несчастного случая, явилось нарушение технологического процесса, выразившееся в применении неинвентарных металлических опор, не предусмотренных технологической документацией, а также неудовлетворительная организация производства работ. Виновными лицами, допустившими нарушения требований охраны труда, явились сотрудники ООО «ОГМ». В рассматриваемом случае сама строительная деятельность связана с повышенной опасностью для окружающих. Фактически строительно-монтажные работы, при выполнении которых произошел несчастный случай, производились ООО «ОГМ», соответственно, ответственность за произошедший несчастный случай лежит на данной организации. Просила в удовлетворении исковых требований о взыскании с ООО «Акрил Салават» компенсации сверх возмещения вреда отказать в полном объеме (1 том л.д. 246-249; 3 том л.д. 16-20).
Представитель ответчика ОАО «ПО Монтажник» - Сероштанов А.В., действующий на основании доверенности от 07.07.2016 года № 1977 (3 том л.д. 59) в судебном заседании исковые требования Полушкиной Т.И. в части взыскания с ОАО «ПО Монтажник» компенсации морального вреда не признал, указал, что моральный вред должен возмещаться ООО «ОГМ». Пояснил, что в силу договора субподряда заключенного между ОАО «ПО Монтажник» и ООО «ОГМ» № 30/08/13-06-157 от 30.08.2013 год) ООО «ОГМ» должно было обеспечивать условия безопасности труда на объекте. В п. 5.1.10 договора субподрядчик гарантирует избавление подрядчика от денежных компенсаций, связанных с ошибками субподрядчиками. В силу п. 5.1.27 договора - субподрядчик обязан возместить подрядчику или третьим лица причиненный ущерб. Просил в удовлетворении исковых требований к ОАО «ПО Монтажник» отказать в полном объеме.
Представитель третьего лица ОАО «Газпром Нефтехим Салават» в судебное заседание не явился, о дате, времени и месте судебного заседания извещался надлежащим образом, причину неявки суду не сообщил, доказательств в подтверждение наличия уважительных причин неявки суду не представил, и отложить разбирательство дела суд не просил. Ранее в судебном заседании в удовлетворении заявленных исковых требований просил отказать (1 том л.д.62-66).
Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившегося представителя третьего лица ОАО «Газпром Нефтехим Салават», извещенного надлежащим образом.
Третье лицо Полушкина М.В. действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетней Полушкиной У.А. в судебном заседании уточненные исковые требования Полушкиной Т.И. поддержала в полном объеме, просила их удовлетворить.
Суд, заслушав лиц, участвующих в деле, исследовав письменные материалы дела, заключение прокурора полагающего обоснованными требования Полушкиной Т.И. к ООО «ОГМ» и необходимым удовлетворения её требований с учетом обстоятельства и действий ответчика после несчастного случая, а также отсутствия оснований для удовлетворения требований к остальным ответчикам, приходит к выводу о частичном удовлетворении заявленных требований исходя из следующего.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации как социальном государстве охраняются труд и здоровье людей (статья 7) и каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, и на охрану здоровья (статья 37, часть 3; статья 41, часть 1).
Исходя из положений ст. 212 Трудового кодекса Российской Федерации, обязанность по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагается на работодателя.
Согласно статье 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда.
В силу части 1 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный имуществу или личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.
Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.
В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
К мерам по защите указанных благ относится закрепленное в абзаце 2 статьи 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации положение о недопустимости отказа в компенсации морального вреда в случае, если вред причинен источником повышенной опасности жизни и здоровью гражданина, в том числе при отсутствии вины причинителя вреда.
В соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.
Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.
Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
В соответствии со ст. 1079 Гражданского кодекса РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.
Суд считает необходимым отметить, что в гражданском законодательстве жизнь и здоровье рассматриваются как неотчуждаемые и непередаваемые иным способом нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения (пункт 1 статьи 150 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Возмещение вреда, причиненного вследствие разрушения, повреждения объекта капитального строительства, нарушения требований безопасности при строительстве объекта капитального строительства, требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания, сооружения регламентировано положениями ст. 60 Градостроительного кодекса Российской Федерации.
В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 60 ГрК РФ в случае причинения вреда личности или имуществу гражданина, имуществу юридического лица вследствие разрушения, повреждения здания, сооружения либо части здания или сооружения, нарушения требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания, сооружения собственник такого здания, сооружения (за исключением случая, предусмотренного частью 2 настоящей статьи), если не докажет, что указанные разрушение, повреждение, нарушение возникли вследствие умысла потерпевшего, действий третьих лиц или чрезвычайного и непредотвратимого при данных условиях обстоятельства (непреодолимой силы), возмещает вред в соответствии с гражданским законодательством и выплачивает компенсацию сверх возмещения вреда родственникам потерпевшего (родителям, детям, усыновителям, усыновленным), супругу в случае смерти потерпевшего - в сумме три миллиона рублей.
В силу части 3 названной статьи, в случае причинения вреда вследствие разрушения, повреждения объекта незавершенного строительства, нарушения требований безопасности при строительстве такого объекта возмещение вреда и выплата компенсации сверх возмещения вреда, предусмотренной частью 1 настоящей статьи, осуществляются застройщиком или техническим заказчиком, если соответствующим договором предусмотрена обязанность технического заказчика возместить причиненный вред либо если застройщик или технический заказчик не докажет, что указанные разрушение, повреждение, нарушение возникли вследствие умысла потерпевшего, действий третьих лиц или непреодолимой силы.
Частью 4 указанной статьи установлено, что в случае, если гражданская ответственность лиц, указанных в частях 1 - 3 настоящей статьи, за причинение вреда в результате разрушения, повреждения объекта капитального строительства либо части здания или сооружения, нарушения требований безопасности при строительстве объекта капитального строительства, требований к обеспечению безопасной эксплуатации здания, сооружения застрахована в соответствии с законодательством Российской Федерации, указанные лица возмещают вред в части, не покрытой страховыми возмещениями, и в случае, если это предусмотрено федеральным законом, компенсационными выплатами профессионального объединения страховщиков.
Как следует из материалов дела и установлено судом 24.09.2012 года между ОАО «Газпром Нефтехим Салават» - Заказчиком и ОАО «СНХРС» - Подрядчиком был заключен Договор на строительство объектов общезаводского хозяйства производства «Акриловая кислота» № 9 (1 том, л.д. 67-113; 2 том, л.д. 20-127).
30.10.2013 года между сторонами договора подряда был оформлен акт-допуск для производства работ по подготовке строительной площадки к производству строительно-монтажных работ и по строительству нового объекта по проекту «Производство акриловой кислоты завода «Мономер» ОАО «Газпром Нефтехим Салават» (1 том, л.д. 114-122).
Актом от 01.11.2013 года площадка под строительство объекта была передана АО «СНХРС» (1 том, л.д. 123-125).
Соглашением № 1 от 01.07.2014 года произведена смена лиц в обязательстве по Договору № 9 от 24.09.2012 года с ОАО «Газпром Нефтехим Салават» на ООО «Акрил Салават» (1 том, л.д. 126-130).
Для производства строительно-монтажных работ на территории объекта ОАО «Газпром Нефтехим Салават» «Завод «ПО Мономер». Производство акриловой краски», расположенного по адресу: <адрес обезличен> подрядчиком АО «СНХРС» был заключен договор субподряда с ОАО «ПО Монтажник» (№ 20-7-2014 от 22.11.2014 года), а также оформлен акт-допуск от 20.11.2014 года (2 том, л.д. 161-188).
Согласно договора субподряда № 30/08/13-06-157 от 30.08.2013 года (2 том, л.д. 195-206), заключенному между подрядчиком ОАО «ПО Монтажник» и субподрядчиком ООО «ОГМ» работы по монтажу трубопровода на строящемся объекте ОАО «Газпром Нефтехим Салават» «Завод «ПО Мономер». Производство акриловой краски», производило ООО «ОГМ».
Работы по монтажу трубопровода производились по Проекту производства работ № 1271 от 11.11.2014 года и технологической карте № 1271 от 03.06.2015 года, согласно которым укрупненная сборка трубы должна производиться на подкладках (1 том, л.д. 202-245).
С проектом производства работ № 1271 от 11.11.2014 года и технологической карте № 1271 от 03.06.2015 года среди прочих сотрудников ООО «ОГМ» были ознакомлены производитель работ <ФИО>21 и мастер строительно-монтажных работ <ФИО>22. Приказом № 3 от 22.06.2015 года ответственным исполнителем работ на объекте ОАО «Газпром Нефтехим Салават» «Завод «ПО Мономер». Производство акриловой краски», назначен <ФИО>23. 17.07.2015 года <ФИО>24, назначен руководителем работ по монтажу трубопровода на объекте ОАО «Газпром Нефтехим Салават» «Завод «ПО Мономер». Производство акриловой краски» в местах действия опасных или вредных факторов производства работ (заказ-наряд № 7).
Установленные судом обстоятельства сторонами не оспаривались.
В судебном заседании установлено, что 26 января 2015 года между Полушкиным А.Р. и ООО «ОГМ» заключен трудовой договор № 211, по условиям которого Полушкин А.Р. принят в ООО «ОГМ» на должность электрогазосварщика 5 разряда, начало работы с 26 января 2015 года (1 том л.д. 23).
Как следует из материалов дела с электрогазосварщиком ООО «ОГМ» Полушкиным А.Р., 5 августа 2015 года произошел несчастный случай на производстве со смертельным исходом.
Свидетельством о смерти подтверждается, что Полушкин А.Р. умер 05 августа 2015 года (л.д.18, 34).
Обстоятельства данного несчастного случая были расследованы как в рамках трудового законодательства работодателем, так и в рамках возбужденного уголовного дела по факту смерти Полушкина А.Р.
Из Акта о несчастном случае на производстве №02-15 от 02.09.2015 года, следует, что несчастный случай произошел на территории «Газпром Нефтехим Салават» на строящемся объекте «Завод «ПО Мономер». Производство акриловой краски», расположенном по адресу: г<адрес обезличен>
Место представляет собой открытую производственную площадку длинной 60 метров и шириной 6 метров. Основание площадки ровное – плиты дорожные напряженные ((ПДН). Вдоль площадки на расстоянии 2,5 метра имеется разработанная траншея глубиной 4 метра, шириной 1,3 метра, диной 46 метров. Траншея с откосами.
В Акте имеется характеристика объекта, в результате взаимодействия с которым была причинена смерть Полушкину А.Р.
Установлено, что это металлическая труба диаметром 426 мм, общей длинной 38 м и массой 4 тонны, состоящая из 4-х секций (труб длинной 9,5 метра каждая), установленная параллельно траншее на 6 опорах из металлических конструкций на высоте 1,05 м.
В акте о несчастном случае подробно указаны обстоятельства произошедшего несчастного случая, а именно:
5 августа 2015 года электрогазосварщик ООО «ОГМ» Полушкин А.Р., направленный работодателем в командировку в г. Салават (Приказ № 508/к от 06.07.2015 года), вышел в смену согласно графику работ с 08 час. 00 мин. до 20 час. 00 мин. для выполнения строительных работ на строящемся объекте ОАО «Газпром Нефтехим Салават» «Завод «ПО Мономер». Производство акриловой краски», расположенном по адресу: <адрес обезличен>
В период времени с 8 час. 00 мин. до 14 час. 00 мин. 5 августа 2015 года мастер строительно-монтажных работ ООО «ОГМ» Холобаев Д.В. выдал звену в составе работников ООО «ОГМ» - Полушкина А.Р., Питаева В.А. и Цепилова В.Г. задание на укрупнительную сборку металлической трубы, состоящую из четырех секций по 9,5 метров каждая, а именно на стыковку 3 и 4 трубы с проваркой стыка между ними, а также покрытие праймеров стыков между 1,2 и 3 трубами и их изолировку.
Полушкин А.Р., <ФИО>25 выставили две самодельные неинвентарные металлические опоры, с помощью автокрана уложили на них 4 трубу, состыковали ее с 3 трубой, после чего Полушкин А.Р. прихватил стык между ними на сварку. Полушкин А.Р., <ФИО>26. установили над стыком переносную палатку для защиты огневых работ от дождя и солнца.
5 августа 2015 года в период времени с 13 час. 00 мин. до 14 час. 00 мин. Полушкин А.Р. начал проварку стыка между 3 и 4 трубами способом электродуговой сварки внутри палатки. В это время труба из четырех секций общей длинной 38 метров и общей массой 4 тонны, установленная параллельно траншее шириной до 1,3 метра и глубиной до 4 метров, не удержавшись на не обеспечивающих устойчивость трубы под воздействием внешних факторов, в том числе ветра, веса трубы, шести самодельных неинвентарных металлических опорах на высоте 1,05 метра, не предусмотренных Проектом производства работ № 1271 от 11.11.2014 года и технологической картой № 1271 от 03.06.2015 года, сооруженных в нарушение п. 14.1.2 СНиП 12-04-2002 «Безопасность труда в строительстве. Часть 2. Строительное производство» без индивидуального проекта, определяющего их конструкцию, размеры и допустимые нагрузки, начала движение в сторону Полушкина А.Р. Полушкин А.Р. попытался убежать по ходу движения трубы, но перепрыгивая через траншею для ее укладки шириной до 1,3 метра и глубиной до 4 метров, не удержался и упал на дно траншеи глубиной 4 метра. При этом труба общей массой 4 тонны упала на него, придавив ко дну траншеи.
Актом о несчастном случае на производстве № 02-15 от 02 сентября 2015 года также установлены причины произошедшего несчастного случая, а именно:
Нарушение технологического процесса (код 05), выразившееся в применении неинвентарных металлических опор, не предусмотренных технологической документацией, а именно технологической картой № 1271 от 03.06.2015 года, согласно которой укрупнительная сборка трубы производится на подкладках.
Нарушение требований: технологической картой № 1271 от 03.06.2015 года; п. 9 раздела 5 наряда-допуска № 07 на производство работ в местах действия опасных и вредных факторов от 17.07.2015 года; п. 2.1., 2.4., 2.14. «Должностной инструкции мастера строительных и монтажных работ», утвержденной директором ООО «ОГМ» <ФИО>27. 01.07.2013 года; п.п. 1,3,4,7,15 «Должностной инструкции производителя работ», утвержденной директором ООО «ОГМ» <ФИО>28 01.07.2013 года; абз. 1 ч.2 ст. 212 ТК РФ.
Неудовлетворительная организация производства работ (код 08), выразившаяся в отсутствии в технологической документации (технологической карте № 1271 от 03.06.2015 года) сведений о конструкции металлических опор, расчетов их элементов на прочность и устойчивость, порядка испытаний.
Нарушены требования: п. 14.1.2. СНиП 12-04-2002 «Безопасность труда в строительстве. Часть 2. Строительное производство»; п.п. 2.5., 2.6. «Должностной инструкции главного инженера», утвержденной директором ООО «ОГМ» <ФИО>29. 14.04.2015 года; п.п. 5,6 «Должностной инструкции директора», утвержденной директором ООО «ОГМ» <ФИО>30. 23.06.2015 года; абз. 1 ч.2 ст. 212 ТК РФ.
Лицами, допустившими нарушения требований охраны труда, указаны:
1. <ФИО>31 – мастер строительно-монтажных работ ООО «ОГМ»;
2. <ФИО>32. – производитель работ ООО «ОГМ»;
3. <ФИО>33. – главный инженер ООО «ОГМ»;
4. <ФИО>34. – директор ООО «ОГМ».
Грубой неосторожности, которая содействовала возникновению или увеличению вреда, причиненного здоровью пострадавшего в момент происшествия (как то: наличие алкогольного или иного опьянения пострадавшего в момент несчастного случая; наличие неоднократных подобных нарушений со стороны пострадавшего, за которые он привлекался к ответственности; установленного наличия умысла у пострадавшего и пр.) в действиях пострадавшего работника Полушкина А.Р. не установлено (1 том, л.д. 10-16).
По факту гибели Полушкина А.Р. было возбуждено уголовное дело, в ходе расследования уголовного дела обвинение по ч.2 ст. 143 УК РФ было предъявлено мастеру строительно-монтажных работ ООО «ОГМ» - <ФИО>35. и производителю работ ООО «ОГМ» - <ФИО>36
В рамках рассмотрении уголовного дела установлено, что <ФИО>37 назначенный на должность производителя работ ООО «ОГМ», являясь лицом, на которое были возложены обязанности по соблюдению требований охраны труда, нарушил указанные требования, что повлекло по неосторожности смерть человека.
<ФИО>38., назначенный на должность мастера строительно-монтажных работ ООО «ОГМ», являясь лицом, на которое были возложены обязанности по соблюдению требований охраны труда, нарушил указанные требования, что повлекло по неосторожности смерть человека.
<ФИО>39 и <ФИО>40. свою признали.
Действия <ФИО>41 и <ФИО>42 квалифицированы судом по ч. 2 ст. 143 УК РФ, как нарушение требований охраны труда, то есть нарушение требований охраны труда, совершенное лицом, на которое возложены обязанности по их соблюдению, повлекшее по неосторожности смерть человека.
Постановлением Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 20 января 2016 года уголовное дело в отношении <ФИО>43. и <ФИО>44 по ч. 2 ст. 143 УК РФ было прекращено в связи с примирением сторон (1 том, л.д.37-40).
Из представленного в материалы дела заключения строительно-технической экспертизы от 14 октября 2016 года, выполненного экспертом ОО «ВЕЛД», следует, что объекты, размещенные на месте происшествия, описанные в Акте о несчастном случае № 02-15 от 02.09.2015 года, произошедшем 05.08.015 года, как-то: открытая производственная площадка на территории строящего объекта «Завод ПО «Мономер», разработанная траншея, металлическая труба диаметром 426 мм, общей длинной 38 м и массой 4 тонны, состоящая из 4-х секций (труб длинной 9,5 метра каждая), установленная параллельно траншее на 6 опорах на высоте 1,05 м. – зданием, сооружением либо частью здания или сооружения не являются. В части определения принадлежности к объектам незавершенного строительства дать ответ не представляется возможным, так как отсутствует официальное понятие данного термина (2 том, л.д. 207-230).
Исходя из выше изложенного, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для возложения на ООО «Акрил Салават» обязанности по выплате компенсации сверх возмещения вреда родственникам потерпевшего в соответствии с ч. 1, 3 ст. 60 ГрК РФ. Поскольку из вышеуказанных акта о несчастном случае и Постановления Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 20 января 2016 года, следует, что причиной несчастного случая, явилось нарушение производителем работ ООО «ОГМ» технологического процесса, выразившееся в применении неинвентарных металлических опор, не предусмотренных технологической документацией, а также неудовлетворительная организация производства работ. Виновными лицами, допустившими нарушения требований охраны труда, явились сотрудники ООО «ОГМ».
Между допущенными нарушениями и наступившими последствиями в виде смерти Полушкина А.Р. имеется причинно-следственная связь, поскольку зависимость между нарушениями, допущенными при ведении работ по укрупнительной сборки металлической трубы, и её непроизвольным движением с самодельных не инвентарных металлически опор, приведшими к смерти Полушкина А.Р., обусловлена тем, что именно из-за несоблюдения вышеуказанных требований, непредусмотрительности сотрудников ООО «ОГМ», возникла опасность для жизни работника ООО «ОГМ».
Погибший Полушкин А.Р. приходился сыном истицы Полушкиной Т.И., что подтверждается свидетельством о рождении (1 том л.д.17).
Истицей заявлено требование о взыскании солидарно с ООО «ОГМ», АО «СНХРС», ОАО ПО «Монтажник» в ее пользу компенсацию морального вреда в размере 500 000 рублей.
Правовых оснований для удовлетворения требований истицы к АО «СНХРС», ОАО ПО «Монтажник» суд не находит.
Требования о взыскании компенсацию морального вреда в пользу истицы с ООО «ОГМ», суд считает подлежат частичному удовлетворению исходя из следующего.
В абзаце втором пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» разъяснено, что моральный вред может заключаться, в частности, в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников.
В связи с выше изложенным суд приходит к выводу, что ООО «ОГМ», не обеспечило безопасные условия выполнения Полушкиным А.Р. порученных ему работ и надлежащего контроля за организацией и проведением работ, в результате чего произошел несчастный случай, повлекший смерть Полушкина А.Р., что является основанием для возложения на общество обязанности по компенсации морального вреда матери погибшего.
В соответствии со ст. 1101 Гражданского кодекса РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.
При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.
Суд учитывает, что в момент получения травмы Полушкин А.Р. был трезв, грубой неосторожности в действиях истца не имелось, что отражено в акте о несчастном случае на производстве. Кроме того, предоставленным актом установлены, что несчастному случаю на производстве способствовали виновные действия, бездействия должностных лиц работодателя.
Суд принимает в качестве доказательства пояснения истицы и считает установленным, что в результате смерти Полушкина А.Р., его мать перенесла нервное потрясение, испытала моральные и нравственные страдания, которые выразились в переживаниях, моральной травме, дискомфорте, чувстве потери и горя, невозможности увидеть любимого сына. При этом, истица до сих пор испытывает горечь утраты близкого человека.
Учитывая обстоятельства несчастного случая, характер нравственных страданий истицы, связанных с гибелью сына, а также тот факт, что ООО «ОГМ» перечислило семье погибшего добровольно в качестве компенсации 500 000 рублей, оплатило все расходы с погребением погибшего и взяло на себя расходы по проведению поминальных обедов на общую сумму 151 527,60 руб., суд соблюдая баланс интересов сторон, считает правильным определить размер денежной компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с ООО «ОГМ» в пользу Полушкиной Т.И., в сумме 350 000 руб., что по мнению суда, будет наиболее полно соответствовать принципу разумности и справедливости.
Согласно ч. 1 ст. 103 ГК РФ, издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, пропорционально удовлетворенной части исковых требований, следовательно, с ООО «ОГМ» подлежит взысканию государственная пошлина в доход муниципального бюджета в размере 300 руб., исходя из удовлетворения требования истца о компенсации морального вреда.
Руководствуясь ст. ст. 194-198 Гражданского процессуального кодекса РФ, суд
Р Е Ш И Л:
Исковые требования Полушкиной Т.И., удовлетворить частично.
Взыскать с ООО «ОГМ» в пользу Полушкиной Т. И. компенсацию морального вреда в сумме 350 000 (триста пятьдесят тысяч) рублей, в удовлетворении остальных требований к ООО «ОГМ», отказать.
В удовлетворении исковых требований Полушкиной Т. И. к ООО «Акрил Салават» отказать в полном объеме.
В удовлетворении исковых требований Полушкиной Т. И. к АО «Салаватнефтехимремстрой» отказать в полном объеме.
В удовлетворении исковых требований Полушкиной Т. И. к ОАО «Производственное объединение Монтажник» отказать в полном объеме.
Взыскать с ООО «ОГМ» государственную пошлину в доход местного бюджета в размере 300 рублей.
Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Челябинский областной суд в течение месяца со дня принятия судом решения в окончательной форме через Орджоникидзевский районный суд г. Магнитогорска Челябинской области.
avarkom1
 
Сообщения: 253
Зарегистрирован: 31 май 2016, 14:55

Вернуться в Судебные решения по ст.60 Градкодекса

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron